grognard: (Default)

Некоторое время назад вышел сборник «Один мужчина, одна женщина» под присмотром прекрасной МартыКетро.
Туда попали две моих вещи — трехлетней давности «Хризантемы» и написанная специально для сборника «Игра на чужом поле» (до выхода сборника она была сильно под замком).
Вот как-то так.

Читать в блоге Журнал Старого Ворчуна.

grognard: (Default)

Заветное желание

По случаю приближающегося Рождества городские власти разродились традиционным заявлением, согласно коему подтверждалась древняя и незыблемая привилегия выдачи за счет городской казны исподнего и верхнего платья, а равно головного убора и обуви по последней моде достопочтенному и благородному господину Генриху, чье фамильное имя Господу известно. В сочельник делегация почетных граждан, как и последние пятьсот лет, поднялась на Ветренный холм, облачила Плясуна в новые одежды и удалилась прочь, с опаской поглядывая на высокую сутулую фигуру в плаще с капюшоном, полностью скрывавшим лицо. Шептун проводил отцов города медленным поворотом головы, а после неспешно подошел к эшафоту.
- Он ведь обманул нас тогда, Генрих. Жестоко обманул, — сказал Шептун холодной серой изморозью.
Плясун дернул головой на кривой шее и согласно закачался в петле.
Это был уже устоявшийся ритуал, сопровождавший всякий канун Рождества. Две фигуры на фоне закатного неба на холме в давнее время привлекали толпы горожан, ждавших сюрпризов и чудес. С тех пор город разросся, холм перестал быть центром города, да и вид на него был загорожен высотными домами. Но традиция осталась.
За что повесили Генриха – никто не знает. Городские архивы тех давних времен изрядно потрачены мышами и плесенью. Городская легенда гласит, что Генрих после повешения не умер, и оттого между отцами города развернулась бурная дискуссия, что же делать дальше. После длительных споров было решено, что снимать его с виселицы нельзя, ибо приговор не отменен, а вешать повторно – противно Божьей воле и человеческой природе. Именно поэтому Генриха оставили висеть, а год спустя — ради приличия — постановили выдавать ему ежегодно новое платье за счет города.

***

- …Вы пришли за исполнением своих заветных желаний. Можете не говорить, я это знаю и без вас. Суть не в желаниях и не в том, что именно определяется термином «заветный». Суть в точности формулировок. Надеюсь, вы это понимаете?
- Конечно.
- Ну вот и чудно.
Он кивнул и продолжил с аппетитом есть свиную рульку. В кабаке было темно и дымно – но все же соседей по столу разглядеть было можно. Исполнитель желаний не выглядел воплощением зла – ни рогов, ни хвоста, ни зловещих сполохов, ни запаха серы. Даже хромой ноги, рыжей шевелюры или косого глаза – и тех не было. Да и на волшебника он не походил – ни возрастом, ни одеждами, ни манерой говорить. Скорее, городской купец средних лет – в меру состоятельный, в меру деловой.
- Есть еще один немаловажный момент. Чудес не бывает. Поэтому для исполнения заветного желания необходимо найти человека, который, скажем так, хочет прямо противоположного. Нечто не может появиться из ничего.
Он внимательно посмотрел на двух мужчин, сидевших по другую сторону стола. Его собеседники молча кивнули.
- Итак, благородные господа, — поедатель рульки откинулся на спинку стула, со вкусом хрустнул пальцами рук, с удовольствие зажмурился и причмокнул. – Мясо было выше всяческих похвал, но пора переходить к делу. Разумеется, никаких кровавых подписей и страшных клятв я с вас не требую, я лишь посредник. Но, заклинаю, будьте крайне аккуратны в формулировках. Одна ошибка, крошечная, кажущаяся вам незначительной ошибочка – и все полетит к чертям. Фигурально, разумеется, простите за невольный каламбур.
Его собеседники переглянулись и тот, что был постарше, задал тревоживший его с самого начала вопрос.
- А вам-то со всего этого какая выгода?
- А мне, милейший… Отто, если не ошибаюсь – мне с этого… — купчик глухо хохотнул: — …навар.
- Тогда, быть может, вы нам и с формулировкой желаний поможете? В рамках, так сказать, увеличения навара, — запальчиво воскликнул тот, что помоложе.
В глазах его собеседника на пару мгновений отразился совершеннейший ужас.
- Нет-нет, милейший… Генрих. Я же правильно запомнил ваше имя? Так вот, заветные желания ваши и только ваши – так что и правильно формулировать их – ваша, а не моя задача.

***

- …жестоко обманул. Он не солгал нам. Он сказал нам ту правду, которую мы тогда просто не могли понять. Генрих, мы не можем вернуть время, но все остальное… — Шептун говорил, переходя на безмолвный крик, алыми, синими и зелеными сполохами. Края его плаща вздымались, как будто его носитель размахивал руками – но рук не было, голоса не было, ничего не было. Лишь Плясун молча раскачивался, как маятник, в безветренном зимнем воздухе, по-осеннему пахнущему прелостью и гнилью, да небо над Ветренным холмом полыхало огнями, пугая горожан.

***

- …Милейший Отто. Вам, как старшему, первое слово. Будучи человеком, от природы добрым, я вас поправлю, если вы ошибетесь. Но – лишь один раз. Это относится и к вашему… хмм… собрату по сделке.
- Я. Хочу. Умереть.
«Посредник» огорченно зацокал языком: — Совсем, совсем неверно. Ведь Генрих наверняка говорил вам, чего хочет он. А для реализации его – и вашего желания – они должны быть абсолютно, полностью, идентичны по сути – и противоположны по знаку. Итак…
Отто задумался на некоторое время: — Я. Хочу. Не. Жить.
- Прекрасно, прекрасно. Теперь вы.
- Я не хочу умирать, — быстро проговорил Генрих и заработал укоризненную улыбку со стороны собеседника.
- Ну что ж вы так. Я же все уже сказал. Аккуратнее и точнее. Могли бы…
- Я. Хочу. Не. Умирать.
- Вот. Воооот. Теперь – прекрасно. Теперь – то, что надо, — купчик зажмурился, как кот, нашедший блюдце со сливками – и громко хлопнул в ладоши.

***

- Генрих, добрый, наивный Генрих. Зачем ты подговорил меня тогда, зачем? Я не могу даже перерезать веревку – у меня нет рук, чтобы взять ножницы, у меня нет даже зубов, чтобы ее перегрызть. Наверное, тогда бы все кончилось – не уверен, но, пожалуй, стоило бы попробовать. Зачем ты хотел бессмертия, Генрих? Ты хотел любить, ты хотел делать людям добро – а люди вздернули тебя здесь, на холме – и с тех пор бережно, как любимую куклу, переодевают в модные одежды всякий Сочельник! Ты получил жизнь – так же, как я получил смерть! – темно-багровый вопль Шептуна осветил половину неба. Качающийся в петле Плясун отсчитывал минуты до Рождества.

***

В дверь дома постучали. До Рождества осталось меньше десяти минут, кто бы это мог быть – ведь вся семья в сборе. Людвиг был весьма любопытен и настойчив, что, в принципе, характерно для мальчишки десяти лет от роду – и, не успели родители что-то сказать, как он уже распахнул дверь. Ну а чего бояться в их тихом городке, где пропажа кошки становится обсуждаемым событием на целую неделю.
- Санта?
- Хохохо, веселого Рождества, мальчик! Скажи мне, чего ты хочешь больше всего на свете?
Подбежавшие родители смотрели на заявившегося толстяка в красной куртке с некоторой опаской – но угрозы не чувствовали.
Людвиг насупился и почесал кончик носа.
- Я хочу, чтобы у нас больше не было Плясуна. И чтобы Шептун не приходил в Сочельник.
Лицо, прятавшееся за накладной бородой, внезапно посерьезнело.
- Это твое заветное желание, мальчик?
- Хорошо. – Санта хлопнул в ладоши. – Мы еще увидимся.

——————————————————
Для тех, кому интересно, «а что дальше» — адресую к ранним текстам: «Жить» и «Уникальное предложение«.
А для тех, кому интересно, «а что было до» — «Я согрею тебя» и «Самый простой рецепт«.

Читать в блоге Журнал Старого Ворчуна.

grognard: (Default)

В АСТ вышел сборник «Психи и психологи», в который благодаря занудству чудесной МартыКетро я написал небольшую вещицу.
Вещица называется «…потому что он хороший» – и волшебные корректоры АСТ впихнули-таки между «потому» и «что» запятую, но я не злюсь.
В открытый доступ я ее не выкладывал, только под замком.

У Марты расписано, кто, что и где это можно купить. Сегодня видел в «Москве» в разделе «Психология», это было очень мило.
В пнд поеду за авторскими экземплярами.

Такие дела.

Читать в блоге Журнал Старого Ворчуна.

grognard: (Default)

Вписаться в сказку
На замшелом камне у перекрестка дорог сидел задумчивый юноша, картинно закутанный в пропыленный шелковый плащ. Он настолько глубоко был погружен в свои мысли (это довольно легко читалось по показательно задумчивому выражению на лице), что совершенно не заметил подошедшего со стороны заката путника. Тот остановился чуть поодаль и, нахмурившись, кривил рот и постукивал носком сапога по дороге.
- Ну и откуда вы здесь взялись, милостивый государь? – довольно резко начал разговор путешественник. – Вас здесь быть просто не может.
Юноша очнулся и, удивленно приподняв бровь, ответил: – Мы здесь сидим.
- «Мы»? О, еще и особа королевских кровей, за-ме-чательно.
- Нет, мы не принц. Я рыцарь. Некоторым образом.
В воздухе, казалось, что-то саркастически шепнуло: «Некоторым печальным образом».
- И еще во мне живет дракон.
Что-то позади грубияна громко хрюкнуло. Путник поморщился и, обернувшись назад, вполголоса произнес: – Ящерица, здесь и сейчас я не разрешаю никаких шуток про кишечных паразитов.
- Видите ли, молодой человек. Вы в сказке. В моей сказке. Вы не сказочный персонаж, и вы в нее не вписываетесь, – продолжил он, вновь повернувшись к юноше.
- Нас зовут Габриэль, – с некоторым пафосом и вызовом отрекомендовался сидевший.
- Ну-с, и какую же благую весть вы нам принесли?
- Мы ищем сказочника. И, похоже, нашли.
Сказочник со стоном опустился на землю и выудил из воздуха громадную кружку эля.
- Так. Хорошо. Давайте по порядку. Про дракона вашего и про то, зачем вам я.
- Во мне, как я уже сказал, живет дракон. Мой внутренний дракон. И, когда у меня возникают проблемы во внешнем мире, он как бы… становится мной. А вы… Вы же сказочник, а значит – можете мне помочь, можете сделать из нас – меня, – Габриэль говорил это с таким величавым и печальным выражением на лице, что его очень хотелось погладить, как мокрого спаниэля после дождя.
Сказочник зажмурился на пару минут, а затем осторожно спросил: – Он исчез?
- Нет, разумеется, – шумно хмыкнул кто-то невидимый. – Он же не галлюцинация. В нем есть какая-то остаточная магия, но драконами – поверь мне – там и не пахнет.
- Что это? – взгляд Габриэла обшаривал пространство в тщетных попытках найти источник звука.
- Это… Хмм. Это мой дракон. В какой-то степени мой. Он – внешний. Но – по внутренним делам, – увидев отвисшую челюсть собеседника, сказочник уточнил: – Дракон помогает мне разобраться в моем внутреннем мире. Ну и пива попить, куда без этого. Вылезай, рептилия.
На перекрестке материализовался гнусно ухмыляющийся ящер в обнимку с бочонком эля. Габриэль был явно близок к картинному, драматическому обмороку. Картина, которая в другой день сказочника бы развеселила, на сей раз доставляла ему лишь головную боль.
- Мальчик. Ты не рыцарь. Рыцарей я узнаю в любое время дня и ночи. Они пафосные кретины, нередко влюбленные и томящиеся. Есть исключения, но они редки. В любом случае у них есть либо доспехи, либо конь – но обязательно – меч. У тебя нет меча, мальчик. Так что ты не рыцарь. И ты не дракон. Это абсолютно точно, моему коллеге можно доверять. Но что-то в тебе есть. Иначе тебя бы здесь не было.
- Мне нужна сказка, – юноша смотрел на сказочника хмуро, но наигранности в этом выражении уже не было. Казалось, что жесткие слова, как наждак, сняли с него большую часть искусственного и напускного. – Мне очень нужна сказка. И еще я хочу быть вашим учеником.
Сказочник вздохнул, посмотрел на пустую кружку, кинул ее за спину и выудил из воздуха новую, полную.
- Мальчик. Я скажу тебе одну простую вещь. Сказок не существует. Ну, или, с другой стороны – вся жизнь – это множество переплетающихся сказок. Все зависит от того, с какой стороны смотреть. Ты можешь лишь вписаться в ту или иную сказку, как телега вписывается в поворот. И учиться тебе у меня нечему. Я просто смотрю и пересказываю то, что вижу.
- …под пиво и колбаски, – важно добавил дракон. Сказочник одобрительно кивнул.
- А если я… Не впишусь?
- Тогда про тебя не будет сказки. Или будет, но совсем другая. Все в твоих руках.
- И я буду рыцарем и драконом? – робко спросил Габриэль.
- Да. Если впишешься.
Дракон хлопнул юношу по плечу, сунул ему в руки кружку с элем и, подмигнув, спросил: – Знаешь, чем дракон отличается от стрекозы? Он всегда под мухой.
Сказочник поморщился и, махнув рукой, пояснил оторопевшему Габриэлю: – Драконы – сказочные создания. Им известны все языки и от безделья они любят шутить на нескольких языках сразу. Просто его, он просто еще раз решил проверить тебя на… эээ… драконность.
И, отхлебывая эль, сказочник начал говорить о королях и героях, о баньши и гоблинах, о прекрасных дамах и чудесных сокровищах – а юноша стал меняться на глазах. Он был то рыцарем, то драконом, то трубадуром, то кузнецом – но все эти фигуры были туманными и почти прозрачными. Сказочник морщился, кусал губы, но продолжал говорить – а дракон лишь молча подливал эль. И лишь когда солнце почти закатилось за горизонт, перед ними наконец-то оказалось нечто материальное. Пустая, чуть ржавая консервная банка. Человек и дракон в удивлении уставились на нее, но что-то метнулось из-за камня с тихим воплем – и банка исчезла.
- Прости, что ты начал говорить? Я как-то упустил нить повествования, – извинился дракон.
- Я сказал, что Сырт, Носящий Добро, был существом не только абсолютно безвредным, но и абсолютно бесполезным.
- Мда. Тебе пора, Людвиг. Пора возвращаться.
- Да. Работа, – сказочник вздохнул и вытащил из кармана камзола крошечный серебристый значок, покрутил его в руках и неожиданно поцеловал.
—————————————
Пара пояснений. По тегам можно прочесть предыдущие сказки, часть из которых складывается в небольшие циклы.
В последних строчках дается прямое указание на две сказки – «Носящий Добро» и «Корпорация».
Для понимания некоторых моментов еще можно прочесть «Адаптированный вариант», но это по желанию.
Что касается шутки дракона – она билингвальна. Dragonfly – стрекоза, fly – муха, остальное сообразите сами.

Читать в блоге Журнал Старого Ворчуна.

grognard: (Default)

Перелеты на меня действуют крайне благотворно – в самолете отчего-то пишется быстрее и легче наверное оттого, что к Богу ближе.
На сей раз в сказке отсылок и аллюзий больше, чем обычно – причем как прямых, так и косвенных, скрытых. Кому надо – тот увидит.
Да, и для полноты ощущений советую еще прочесть «Куклу» – можно до, можно после. А лучше – и так, и так.
—————————————————

Лекарство от страха
Многие, если не сказать, что все волшебные сказки начинаются с появления в городе загадочного человека. Так было и на сей раз – поздно вечером через Восточные ворота прошел человек в длинном темном плаще и остроконечной шляпе. Впрочем, в то время снова в моде было длинное и остроконечное, и никто не придал бы значения появлению в городе очередного странника, если б не одна деталь – лицо его было полностью скрыто белой маской. Немногочисленные горожане, встретившиеся ему по пути, сделали далеко идущие выводы и не преминули донести их до своих родственников и знакомых. Стоит ли говорить, что их выводы были в корне неверны? Это был всего лишь бродячий актер, зашедший в город в поисках заработка – ну а маска была нужна ему лишь для привлечения внимания.
Тем не менее, в одном горожане были правы – в городе появился человек, которому предстоит многое здесь изменить. Правда, пришел он не с Востока и не с Запада – а приплыл на купеческом судне накануне днем – и сейчас сидел у очага в трактире, отхлебывал эль из массивной кружки и вполуха слушал, что говорят горожане о таинственном и, вероятно, опасном незнакомце в маске. Слушал и улыбался чему-то своему.
А через несколько дней на городском рынке открылась новая лавка. На прилавке рядком сидели кривенькие уродцы из дерева, тряпок и папье-маше. Первый же ребенок, польстившийся на яркую вывеску, выбежал из лавки через мгновение в слезах. Стоит ли говорить, что следующим посетителем стал настроенный весьма недружелюбно родитель малыша?
- Что ж это вы тут творите, милсдарь? Торговать торгуйте, эт дело понятное и верное, я сам того-этого. А вот чтоб дитев пугать – эт вы пресекайте, а то того-этого… Чужой вы у нас тут, тем боле… – купец заткнул большие пальцы рук за широкий ремень и вызывающе засопел. Торговец куклами грустно улыбнулся и развел руками.
- Видите ли… милсдарь. Эти куклы по большей части не для детей. Это… – он запнулся, подыскивая слово. – Волшебство. Да, пожалуй, это можно назвать волшебством.
Купец приподнял брови и начал раскачиваться с пятки на носок и обратно.
- Вот вы боитесь чего-нибудь? )

grognard: (Default)

Самый простой рецепт
Тронная зала была пуста и холодна. Три камина, занимавшие почти всю ширину стен, отчего-то совершенно не грели. Да и света особо не давали, хоть и горели в них чуть ли не цельные деревья из герцогского леса. В зале царил сырой душный сумрак.
- Зачем?..
Рыцарь продолжал молча стоять посреди залы, преклонив колено и не поднимая головы.
- Зачем ты хочешь ее исцелить? Ее смерти ждут все. Я в это вообще не верил, пока не увидел своими глазами. Ответь мне, зачем, рыцарь? Если это обет – я силою своего герцогского слова освобождаю тебя от него, да и епископ меня поддержит. Если это твое проклятие – мы объединим усилия епископа и придворного мага. Если это твоя прихоть… Мой палач привык исцелять людей от прихотей.
У герцога было бледное, покрытие испариной лицо, которое выделялось на фоне стен лишь тем, что ежеминутно искажалось от боли. Он был немолод – и страдал не первый год. Никакой магии, просто болезнь, от которой здесь и сейчас нет исцеления. Наверное, поэтому он хотел, чтобы этот безумный рыцарь, стоящий сейчас посреди тронной залы, сделал то, чего так жаждал. То, в чем поклялся свой честью и своим гербом.
- Ваше высочество, я поклялся сделать все, чтобы она выздоровела. Это не обет и не проклятье. Просто я люблю ее, мой герцог.
Рыцарь говорил глухо, в ринграф, не поднимая начавшей уже серебриться коротко стриженой головы. Герцог то ли закашлялся, то ли засмеялся, болезненно гримасничая и выплевывая сгустки крови.
- Любовь… Ты хоть знаешь, кого ты любишь, мой рыцарь?
- Да, – рыцарь поднял голову и посмотрел на герцога. Взгляд серо-зеленых глаз над потрепанными доспехами встретился со взглядом зелено-серых глаз над полинялыми мантией и дублетом.
- Иди, Генрих, и да благословит тебя небо. Я уже дал распоряжение епископу и магу. Они ищут – и скажут тебе, если найдут… Способ. Иди и молись, чтобы тебе не удалось.
Рыцарь молча кивнул, медленно, чуть покосившись на левую сторону, встал.
- Я знаю, Отто. Если все получится, если она не умрет – нас возненавидят и проклянут. И будут правы.
- Иди. Это уже неважно.
Рыцарь развернулся и пошел к дверям. Его ждали подвиги, приключения, возможно, даже драконы – и рука прекрасной дамы в конце пути. Правда, мало кто знал, что в данном случае речь шла об истинном конце пути.
- Это она? Удивительно. )

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

Сырт, Носящий Добро, был существом не только абсолютно безвредным, но и абсолютно бесполезным. А еще его было всегда жалко. Я познакомился с ним серым осенним утром, когда сошедший с ума будильник поднял меня ни свет ни заря. Шел седьмой час, за окном была непроглядная хмарь и дождь, но снова лезть в постель не хотелось – просто было жаль времени. Полусонный, я поплелся на кухню, как вдруг мимо меня в коридоре что-то шмыгнуло. Движение я заметил краем глаза и был готов списать на еще не выветрившийся сон, как что-то метнулось снова – и опять на границе зрения. Только вот мышей мне в доме не хватало для полного счастья. Впрочем, “что-то” было существенно крупнее мыши. Крыса? Вряд ли, откуда. С такими мыслями я ставил джезву на плиту, когда вновь почувствовал движение за спиной – скорее инстинктивно, каким-то шестым чувством. Я резко развернулся и сделал шаг вперед. Из-под моего тапка раздался приглушенный тоскливый вой. Так я встретил Сырта, Носящего Добро.

Он был похож на вечно пыльный мешок для сменной обуви, забытый лет двадцать тому назад в школьной раздевалке. Большие круглые глаза постоянно слезились, а один перманентно бывал подбит. Рук, ног или лап у него не было и, тем не менее, он умудрялся хромать, даже ползая. Точнее, он не столько ползал, сколько метался, чтобы не быть замеченным, с одной стороны – и задавленным, с другой. Его было жалко просто по определению.
- Ты кто? – спросил я, чуть приподняв ногу.
- Пожалуйста, сойди с меня. Я задохнусь. Весь, – укоризненно пробормотали из-под тапка.
Мне стало стыдно и я сделал шаг назад. Тоскливый вопль в очередной раз разорвал тишину осеннего утра.
- Хвооооооооооооууууууууст. С хвоста сойди, сойди, сойди. Ууууу, Господи, да что ж это такое…
Существо с большими печальными глазами сидело на кухонном полу и, мерно покачиваясь, баюкало длинную замызганную веревку. Как можно баюкать что-либо без рук – я до данного момента не представлял вовсе. Но здесь, передо мной, на кухонном полу московской квартиры сидело нечто, совмещавшее в себе Венеру Милосскую и Будду Безграничного Сострадания – и всем телом баюкало то, что оно называло хвостом.
- Ты кто? – повторил я, предварительно удостоверившись, что не стою ни на одной из частей странного создания.
- Я – Сырт, Носящий Добро, – заявило оно.
- Приносящий Добро? – переспросил я.
Существо хныкнуло.
- НОСЯЩИЙ Добро. Это что, сложно понять? – судя по еще более увлажнившимся глазам, создание было готово в любой момент разрыдаться.
- Ннну, я просто еще не встречал… эээ… никого, НОСЯЩЕГО добро.
- Разумеется. Я ведь один. Совсем один, – Сырт, Носящий Добро, всхлипнул.
- Прости, не будет бестактным с моей стороны, – я постарался максимально подстелить соломки, чтобы не выбить из равновесия чувствительное создание. – Спросить, КАК ты носишь добро?
Сырт посмотрел на меня с печалью, как на умственно неполноценного.
- Добро можно носить только в себе, разве ты не знаешь?
Мне стало стыдно. Ответ был настолько очевиден, что я даже о нем не подумал. Сырт тяжело вздохнул.
- Хорошо, я тебе покажу.
При этих словах он приподнялся и как-то весь и сразу развернулся и расплющился, став похожим на половую тряпку, в середине которой была спрятана…
- Эммм, это же пустая консервная банка?
- Это Добро, – обиженно пискнул Сырт.
- Ну, подобного добра у меня навалом. Могу поделиться, если надо.
Сырт свернулся и насупился.
- Мне чужого Добра не надо.
- То есть это – ТВОЕ добро, – уточнил я, стараясь не допускать издевательских ноток при общении с чувствительным собеседником.
- Нет. Это ПРОСТО Добро. И я его Ношу.
- Ну хорошо. А почему ты пришел ко мне?
Этот совершенно невинный вопрос дал абсолютно непредсказуемый эффект. Бесформенное тельце затряслось в рыданиях, из глаз покатились слезы, оставлявшие на серой шкурке широкие влажные следы. Сырт, Носящий Добро, не мог промолвить ни слова – он лишь тихонько тоскливо подвывал. В этот момент я осознал, что у меня на руках имеется серьезная проблема. Прогонять несчастное создание представлялось совсем бесчеловечным – а оставлять… Непонятно, что с ним делать.

Разумеется, я его оставил у себя. Как я уже говорил, Сырт, Носящий Добро, был совершенно безвреден – при том, что я по крайней мере раз в день наступал на него или сшибал его – он не уронил ни одной кастрюли, ни одной чашки и ни одной ложки. Единственный инцидент был связан с разбитой банкой сметаны – да и то здесь больше было моей вины, чем его. Я случайно закрыл несчастную тварь в холодильнике – и обнаружил его уже вечером, придя с работы. Бедняга вывалился в обнимку с банкой, разбил ее, умудрившись при этом порезаться и перепачкаться целиком, а также вывихнуть хвост. При всем при этом бесполезность его была абсолютно уникальной. Сырту, Носящему Добро, нельзя было поручить вообще ничего. Он либо получал травму на полпути к результату, либо начинал рыдать в момент получения задания. Предсказать, что именно ударит по его нежной психике, было совершенно невозможно. Время от времени его очень хотелось пнуть – но, увидев печальные глаза (точнее, один печальный и один заплывший глаз), я начинал себя ругать последними словами и стыдился подобных мыслей еще пару дней как минимум. Это было невыносимо. Через несколько недель Сырт пропал. Я обыскал всю квартиру, намеренно ходил, не глядя под ноги и в глубине души надеясь, что сейчас раздастся такой знакомый и уже почти родной полупридушенный вопль. Тишина. Ничего. И лишь за диваном обнаружилась старая пустая консервная банка.

Сейчас, когда я пишу эти строки – я не могу ответить ни на один из вопросов, касающихся Сырта, Носящего Добро. Я не знаю, кем или чем он был и почему пришел ко мне. Я не знаю, откуда он появился и куда исчез, жив он или нет, потерял ли он свое Добро или просто заменил банку на что-то другое. Я даже не знаю точно, скучаю ли я по этому нелепому существу. Одно лишь я знаю точно – я постараюсь забыть о нем как можно скорее.

А банка… Ну пусть она пока полежит в кармане моего пальто. Она же никому не мешает, правда?

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

…я понял, как должен выглядеть “Теремок” в исполнении Стивена Кинга.

Шла мышка-норушка по лесу, видит – теремок стоит.
- Тут-тук, кто в теремочке живет, кто в невысоком живет?
Никто не отвечает. Вошла мышка-норушка в теремок и стала там жить.
Идет по лесу лягушка-квакушка, видит – теремок стоит.
- Тут-тук, кто в теремочке живет, кто в невысоком живет?
НИКТО НЕ ОТВЕЧАЕТ.

Ну и ты ды.

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

Погода способна действовать на мозги угнетающе. Я уже минут пять стоял, ощупывая пространство перед собой. Там ничего не было – просто воздух в какой-то точке пространства передо мной становился плотным и не позволял двигаться дальше. Собственно говоря, я это выяснил, стукнувшись о пустоту, те самые пять минут назад. Очень больно. Сначала я грешил на тепловой удар – но быстро осознал, что все не так просто. Сейчас я стою и осторожно провожу ладонями по незримой твердой поверхности.
- Мама-мама-мама-смотриииииии! Дядя-клоун, настоящий!
Вот только детей мне не хватало для полного счастья. Бдзынь. Кто-то кинул монетку. Я аккуратно огляделся. Вокруг уже стояло несколько дуреющих от жары людей, с интересом наблюдающих за моими манипуляциями. Их можно было понять – со стороны я явно выглядел, как обычный европейский мим. Бдзынь-бдзынь. Зрители начали аплодировать. Ну и чорт с вами. У меня свои заботы. Хотите – кидайте, хотите – … В этот момент на тротуар спланировала купюра солидного достоинства, явно направленная рукой из задних рядов. Хм, ну, пожалуй, пива я выпью за счет этих бездельников. Стоило мне наклониться за бумажкой, как я со всего размаху врезался лбом в невидимый барьер. Ттттвааю… Чьи-то глаза насмешливо глядели на меня из глубины толпы. То ли серые, то ли зеленые, то ли вообще карие – цвет их странно перетекал один в другой. Мужчина. Рост средний. Лицо без возраста. Никто. Ну, положим, с учетом того, что одет он весьма прилично, хоть и жарковато не по погоде – то Господин Никто. Он, похоже, и был тем самым пакостником, кинувшим купюру с расчетом, чтобы я стукнулся. Ну что ж, дорогой мой, ваша задумка удалась. Я манерно поклонился – а этот мерзавец просто подмигнул, развернулся и пошел прочь. Ну и ладно. Пойду-ка я отсюда. Неторопливо, правой рукой щупая воздух, я шел по родному городу, как слепец. Я не знал, куда теперь мне можно, куда нельзя – точнее, куда я просто не смогу пойти.

Где-то после часа хождений можно было с уверенностью сказать – немного изогнутая граница отсекла где-то треть города, что было не особо критично – нам, вольным стрелкам без определенного места работы, все равно, где зашибать копеечку. Поскольку в недоступной теперь для меня части города не было ничего такого, что мне было бы нужно – я некоторое время спустя просто забыл о существовании барьера – человеческий разум привык прятать бесполезную информацию в дальние уголки. Но пару месяцев спустя я был неприятно удивлен, наткнувшись на невидимую преграду в паре минут ходьбы от дома. Была ли она новой или нет – меня не особо интересовало. Проблема заключалась в том, что теперь я оказался отрезан он некоторых необходимых мне мест в городе – да и встречи с людьми приходилось назначать «по эту сторону границы». Не люблю дискомфорт. Впрочем, я не мог предположить, что все это зайдет очень далеко. Сначала мне пришлось переехать в другой район, полгода спустя – вовсе уехать из города. А какое-то время назад, съездив в отпуск, я обнаружил барьер, медленно подступавший с другой стороны – с запада, в отличие от прежнего, который двигался на меня с востока. Спасибо, намек понят. Думаю, на юге и севере происходит то же самое. Мне очертили границы. Пределы, в которых я должен существовать. Через пару лет меня в буквальном смысле выдавило из страны. То ли восточный барьер двигался быстрее, то ли что еще – неважно, теперь я живу в тихой европейской провинции, в маленьком городке, где все знают всех уже тысячу лет. Я спокоен и счастлив. Здесь мой дом, я никуда не езжу. Пределы окружали городок – и продолжали сжиматься. Мне некуда торопиться. Я знаю, что через месяц умру. Меня задушат границы дозволенного. Господи, как же хорошо – знать свое будущее, как же просто с этим жить.

…через месяц жителей городка и немногочисленных туристов ждало удивительное зрелище. Посреди центральной городской площади стояла старая длинная деревянная лестница, которая, казалось, опиралась на воздух. По этой лестнице вверх карабкался человек с выражением совершенного довольства на лице. Добравшись до верхней ступеньки, он сел на нее и стал беззаботно болтать ногами и крутить головой, как будто видел город в первый раз. Потом, когда вокруг уже собралась изрядная толпа зевак, он спрыгнул и пошел куда-то по своим делам –легкий и заразительно счастливый. Дойдя до угла крайнего дома, он повернулся, весело показал кому-то язык – и двинулся дальше.
Кто-то с изменчивыми глазами подмигнул ему и подбросил в воздух купюру, чье достоинство в этой стране было отнюдь не солидным.

Share on Facebook

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

Допустим, время существует не в виде прямой, а в виде некоей спирали. Соответственно, путешествовать во времени можно довольно ограниченно – вдоль червоточины, проделанной из настоящего. Условно говоря, из июля 2010 вы можете попасть в декабрь 1910, в март 1817 и ты ды – ну и наоборот, разумеется, тоже. На оригинальность подобной концепции не претендую, наверняка что-то подобное уже было придумано.
Вопрос, собственно, в другом.
“Попаденческая” фантастика (по крайней мере та, что я видел) сводится к тому, что наш современник проваливается в прошлое – натуральное или альтернативное, не суть.
Предположим обратную ситуацию.
В июль 2010 года попадает человек из 1672 \ 1730 \ 1804 \ 1892 \ 1923 года.
Допустим, что речь идет о жителе губернского города (для 1672 – то, что впоследствии станет губернским городом), дворянине средней руки. На нем \ при нем все то же, что обычно. Попадает он все в тот же свой родной город.
Его мысли и действия? Насколько вероятна адаптация? Или поступающий массив информации приведет его к сумасшествию?

Share on Facebook

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

…На Триумфальной площали был заблаговременно поставлен эшафот. Работы шли день и ночь, стук молотков и визг пил не давал нормально работать сотрудникам “Интерфакса” ни днем, ни ночью. Следует заметить, что ночью было шумнее – потому как дневных работников – как правило, из старой либеральной гвардии, решивших самолично закопать ненавистный строй, сменяли тихие трудолюбивые таджики, у которых работа спорилась не в пример другим.
Наконец, 31-го мартобря, в полдень, все было готово…
…Под позывные Радио “Свобода”, бодро выбиваемые приглашенными барабанщицами, из-под приговоренных выдернули офисные кресла. Немедля раздался грохот, потому как трое из казнимых упали на помост. “Веревки-то… Гнилье… Вот все у них так…” – понесся шепоток над толпой. Милов побледнел и судорожно дал шенекелей хмурой Собчак. Послали посмотреть, кто сорвался. Пухлощекий молодой либерал в кантианско распахнутом мундире шустро сорвал колпаки с падших и брезгливо поморщился. Иванов 6-й предусмотрительно притворился мертвым, пустив изо рта пену и высунув на полметра мозолистый свой язык. Якеменко хрипел и злобно вращал глазами. Лишь Данилин нашел в себе силы подняться с колен и прокричать – “Либерал! Повесь нас на своих аксельбантах! Все равно твои дети будут учиться…” Договорить ему не дали, вновь накинув колпак и петлю…
…Место, где были погребены охранители, доподлинно неизвестно. Впрочем, говорят, что отвезли их тела на безымянный Остров напротив Кремля, после чего в память о повешенных – и в первую очередь о храбром Данилине – остров сей был прозван “Голодай!”. Могила их не отмечена ни крестом, ни камнем, лишь иногда на темных аллеях, озаряемых предзакатным солнцем, появляется невысокий седовласый человечек со стрижкой ежиком, в очках в тонкой оправе – и кладет на одно лишь ему известное место пару прекрасных цветков кактуса. Вздыхает, поправляет очки, и уходит на Запад.

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

…поднятую в предыдущем посте.
В связи с вышеописанным даром существует два комплекса проблем – морально-этический и практический. Собственно, вопрос касательно поведения \ мотивации связан был именно с тем – могут \ готовы ли читатели обозначить для себя эти два комплекса.
Я совершенно не случайно говорил о ВНЕЗАПНОСТИ дара. Иными словами – вы не знаете о его существовании, пока он не проявится – ну, там при встрече с больным приятелем или родственником, например. Так что вариант “заныкаться и не проявляться” – он, безусловно, технически верный – но нереализуемый, ибо слухи имеют свойство распространяться со страшной скоростью.
Так вот, возвращаясь к комплексам проблем.
1. Морально-этический
Вы способны исцелять лишь при личном контакте. Оставим в стороне необходимость касаться гниющих язв и ты пы – это вопрос скорее личной брезгливости. Дело в ином – в довольно короткие сроки вы осознаете, что в любой отдельно взятый момент времени умирает куча людей, которых вы МОГЛИ БЫ исцелить. Скажем дипломатично – это будет давить.
Второе. Необходимость жить, работать и содержать семью. Воленс-ноленс вам придется отказаться от привычной жизни. Навсегда. Потому что принцип “работаю, как обычно, а по выходным исцеляю” – не проканает, извините. Слух о целителе распространится за месяц – край два – и опаньки, каждое утро у дверей вашего подъезда будут толпы страждущих и умирающих. Вы будете способны сказать “нет, у меня сегодня работа” матери ребенка, умирающего от лейкемии?
Третье. Переходное от морально-этического к практическому. Можно сколько угодно говорить о бескорыстии – но, с одной стороны, вам на что-то надо будет существовать, с другой – исцеленные сами будут нести вам подарки и деньги. Конечно, можно отказываться.
2. Практический
Как только к вам пойдут алчущие и страждущие – немедля образуется группа лиц, желающих облегчить вам жизнь, Упорядочить и Ввести График Посещений. С большой долей вероятности это будут ваши родственники. Ближайшие. И действовать они будут исключительно для вашего же блага.
Но это цветочки. Когда факты исцелений будут подтверждены медиками – вам стоит напрячься. Против вас тут же начнут игру ВСЕ крупные фармакологические и медицинские корпорации. Извините, но финансирование исследований противораковых лекарств, например – при наличии человека, мановением руки исцеляющего от рака – может быть просто и банально прекращено. Кроме того, в игру против вас включится Церковь (я неслучайно одним из условий поставил то, что целитель – НЕверующий).

З.Ы. Еще один момент – я не уверен, что целитель может исцелить себя сам.

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

grognard: (Default)

…и в процессе написания одного текста возник вопрос.
Представьте себе, что на вас ВНЕЗАПНО свалилась способность исцелять людей – от любых болезней, включая последние стадии рака. Заметим – именно что внезапно и безо всяких условий. К прочему – вы – человек неверующий либо верующий, но в совсем разумных пределах.
Так вот, вопрос, собственно, заключается в том – что вы будете делать? Прочие условия – это ваша текущая реальность, как то: семья, работа и ты ды, и ты пы.
Да, и еще – исцеление не массовое, разумеется, а персональное в каждом случае – классическим способом – возложением рук.
Итак – ваши действия?

З.Ы. Нет НИКАКИХ ограничений, вплоть до того, что вы можете брать деньги за исцеление – ведь дар у вас просто появился.

Опубликовано в Журнал Старого Ворчуна. Вы можете оставить комментарий здесь или в основном блоге.

Profile

grognard: (Default)
grognard

April 2013

S M T W T F S
  12 3456
7891011 1213
14 1516 17181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:35 am
Powered by Dreamwidth Studios